Депутаты фракции "СР" прокомментировали отчет ЦБ за 2017 год

Депутаты фракции "СР" прокомментировали отчет ЦБ за 2017 год

19 июня Государственная Дума приняла проект постановления № 487112-7 "О годовом отчете Центрального банка Российской Федерации за 2017 год".

С докладом по данному вопросу выступила Председатель Центрального банка Российской Федерации Эльвира Набиуллина. С содокладом и заключительным словом выступил председатель Комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задали вопросы Дмитрий Ионин, Галина Хованская, Олег Николаев, выступил Валерий Гартунг.

Содоклад Анатолия Аксакова:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

Действительно, была создана рабочая группа из представителей трех комитетов: Комитета по финансовому рынку, по бюджету и по экономической политике. Мне доверили ее возглавлять. Состоялось пять заседаний. В ходе этих заседаний был обстоятельный разговор, откровенный разговор, много вопросов, не всегда приятных, я думаю, к представителям, руководителям Центрального банка. Но это был честный разговор, в ходе которого, прежде всего, конечно, было понятно, какая огромная и эффективная работа проводится мегарегулятором, поскольку рекордно низкая инфляция, финансовая стабильность, оздоровление финансовых рынков, финансовых институтов всё это говорит о том, что те задачи, которые перед собой поставил Центральный банк, достаточно успешно выполняются.

Но при этом в ходе дискуссии мы также отметили, что та финансовая устойчивость, которая сегодня достигнута, она в значительной степени имеет краткосрочный характер, поскольку структура нашей экономики, прежде всего определяет, насколько эта финансовая устойчивость может быть стабильной. И как только нарушится внешняя экономическая конъюнктура, то Центральному банку придется очень тяжело выруливать, вполне возможно и повышая в том числе ключевую ставку, для того чтобы поддерживать наш экономический корабль в определенном равновесном состоянии на плаву для того, чтобы он не перевернулся.

Поэтому можно говорить о том, что прямой задачей Правительства является изменение структуры экономики, но то, что те задачи, которые стоят перед Центральным банком, зависят от структуры экономики, это означает, что и Центральный банк несет ответственность за это и должен применять меры для того, чтобы эту структуру как можно быстрее менять, пользуясь, в том числе, благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой. Нас, конечно же, радует и мы приветствуем то, что Центральный банк мерами макропруденциальных инструментов стремится поддержать проектное финансирование, несырьевой экспорт, малый и средний бизнес. Но в то же время мы и в рабочей группе, и на заседаниях комитета отмечали, что реальные ставки растут, несмотря на то, что номинальные, да, действительно снижаются, но реальные ставки за минусом инфляции для нашей экономики растут и соответственно бизнесу трудно отрабатывать эти ставки и они, конечно же, сдерживают финансирование экономики, спрос на финансовые ресурсы. Мы все-таки считаем, что Центральный банк мог бы быстрее переходить к так называемой нейтральной денежно-кредитной политике и быстрее отказываться от достаточно жёсткой монетарной политики.

Если говорить о надзоре, мы тоже поддерживаем те меры, которые сейчас Центральный банк осуществил для того, чтобы централизовать надзор, унифицировать требования к поднадзорным, навести порядок в этой сфере. Очевидно, эта реформа надзора, она должна была привести к снижению издержек. Но при этом мы отмечаем, что на низовом уровне надзора идут письма, всевозможные заявки на то, чтобы предоставили дополнительную информацию, и, соответственно, кредитным организациям приходится отрывать людей, перестраивать программные продукты для того, чтобы на эти заявки реагировать. В связи с этим, на мой взгляд, Эльвира Сахипзадовна, те документы, которые идут от подразделений Центрального банка к поднадзорным, не соответствующие нормативным документам Центрального банка, закону, они должны пресекаться, такие действия, они не должны создавать дополнительную нагрузку.

Хотел буквально два слова сказать по финтеху. Действительно, Центральный банк приложил массу усилий для того, чтобы внедрять современные технологии, помогает кредитным организациям, другим финансовым институтам осваивать цифровые технологии, создаёт инфраструктуру для того, чтобы им проще было работать, опять же оказывать более доступно финансовые услуги, обеспечивать кибербезопасность.

Эльвира Сахипзадовна сказала о том, что увеличилось количество платёжных карт "Мир", и вообще операции с платёжными картами резко возрастают. Но при этом мы опять же отмечали, растут тарифы, так называемый эквайринг и интерчейнч, причём они растут значительно. И здесь нам нужно вместе с ЦБ, вместе с Федеральной антимонопольной службой реагировать для того, чтобы навести порядок в этой сфере. Пользуясь монопольным положением, некоторые структуры фактически, увеличивая тарифы, перекладывают это бремя на наше население. То же самое, кстати, делают и телекоммуникационные компании. Когда мы принимаем решение о дополнительном информировании наших граждан о тех или иных операциях, в том числе путём СМС-сообщения, тут же взлетают тарифы. И здесь нам тоже надо оперативно реагировать для того, чтобы таких злоупотреблений не было. А в целом и рабочая группа, и комитеты оценили очень высоко работу Центрального банка. Спасибо.

Вопросы от фракции:

Дмитрий Ионин:

– Эльвира Сахипзадовна, вопрос к вам, как к регулятору страхового рынка.

Вы неоднократно обозначали проблемность такой сферы как ОСАГО. Мы согласны, что это проблемная сфера, правда, не согласны с теми решениями, которые предлагаются. Недавно Центробанк принял решение о расширении ценового коридора по тарифам на ОСАГО, что, по сути, является повышением стоимости ОСАГО. А лоббисты страхового рынка говорят, что настаивают на том, чтобы цены отпустить вообще в свободный рынок, и чтобы они сами определяли стоимость ОСАГО.

Вот два вопроса. Всё-таки основания для поднятия тарифов ОСАГО, которое принял сегодня Центробанк, решение, и ваше отношение к той перспективе, которую сегодня обозначают игроки страхового рынка по свободному ценообразованию на ОСАГО.

Эльвира Набиуллина:

– Спасибо за вопрос. Мы действительно оцениваем ситуацию на рынке ОСАГО, как далёкую ещё от стабильности, там много вопросов. Нам удалось решить частично вопрос с доступностью полисов. Сейчас основные жалобы поступают, кстати, по коэффициенту бонус-малус. И вопрос тарифов – только один из вопросов. К изменению ситуации в ОСАГО нужно подходить комплексно. И мы действительно предлагаем повысить гибкость тарифов и проводить либерализацию, но постепенно (по нашей оценке это займёт три-пять лет) с тем, чтобы при этом был верхний потолок тарифов. Но развивать конкуренцию в разных регионах, и даже сейчас в тех регионах, где работают страховые компании, много страховых компаний, там тариф ниже верхней границы. Но при этом индивидуализировать этот тариф, как я уже говорила, чтобы водитель безаварийный, со стажем, ответственный не платил за того, который ведёт себя менее ответственно.

В целом сектор ОСАГО убыточный. Когда мы говорим, что страховые компании прибыльные, да, у них есть прибыль в основном за счёт других видов деятельности: страхования жизни. Но по 2017 году с ОСАГО был получен убыток почти 15 млрд рублей. И, к сожалению, страховые компании уходят из части регионов. Поэтому нам пришлось создавать специальную систему единого агента, чтобы обеспечить доступность в регионах ОСАГО.

И я еще раз сказала, понимая, какую озабоченность это вызывает, мы готовы проводить специальные встречи, детально обсуждать те предложения, которые сейчас делаем, но мы убеждены, здесь нужно принимать меры для того, чтобы рынок стабилизировать.

Галина Хованская:

– Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, Председателем Правительства было дано поручение министерствам совместно с банком до 15 мая представить предложения по повышению сохранности денежных средств для проведения капитального ремонта, в том числе возможность применения счетов эскроу.

Банком России был дан ответ, что всё замечательно, что два критерия: рейтинг "А Плюс" и собственные средства 250 млрд, и, пожалуйста, не беспокойтесь ни о чём. Но мы продолжаем беспокоиться, потому что сокращена до минимума эта конкурентная среда, она сжалась полностью. Условия, я вам рекомендую посмотреть, на каких эти средства хранят, то есть они усыхают. А процесс, тем не менее, развивается в нужном русле, потому что у нас всё больше и больше домов идёт на спецсчета. То есть на сегодняшний день это где-то 11%, хотя начинали мы с 1-2%.

Серьёзнейший вопрос. Почему региональные банки, которые прекрасно чувствуют ситуацию, кому можно доверять, кому нет, и, кстати, готовы предоставлять кредиты в этом случае собственникам жилья на капитальный ремонт, почему они отстранены? Они выпадают полностью из этой схемы. Спасибо.

Эльвира Набиуллина:

– Спасибо, Галина Петровна. Мы, действительно, неоднократно с вами этот вопрос обсуждали. На наш взгляд, к сегодняшнему дню сложились условия того, чтобы вернуться к этому вопросу, потому что заработала всё-таки рейтинговая индустрия. Её перезапустили и рейтинговые агентства, два рейтинговых агентства работают, по национальной шкале присваивают рейтинги, и многим банкам уже присвоили рейтинги. Поэтому мы предложили Правительству меньше использовать критерии: формы собственности государственно-частной, размер банков, больше ориентироваться на эти рейтинги, чтобы в целом региональные банки, с хорошей платёжеспособностью могли участвовать в разного рода и государственных программах, и в таких специальных программах. Поэтому, я считаю, что к этому вопросу можно вернуться.

Вторая тема. Мы смотрели и на режим счёта. Там, действительно, режим счёта, с одной стороны, деньги накапливаются, с другой стороны для банков он как расчётный, и там не выплачиваются проценты. И надо тоже к этому вопросу вернуться, посмотреть ещё раз на режим счёта и мы готовы будем обсудить.

Олег Николаев:

– Уважаемая Эльвира Сахипзадовна, в связи с развитием доступности финансовых услуг, о которых вы говорили, в свою очередь в связи с ростом финансовой грамотности и развитием цифровых технологий у людей, у пользователей появляется желание, естественно, выбирать, куда направлять имеющиеся у них ресурсы. Если посмотреть, например, форекс-дилеров, которые тоже являются ответственностью Центрального банка, как мегарегулятора, видно, что за последний год только восемь лицензированных организаций, которые имеют соответствующие лицензии Центрального банка, имеют порядка четырёх тыс. клиентов. При этом по оценке экспертов нелегально осуществляют более 200 организаций, которые имеют клиентов гораздо больше, это порядка 800 тыс. человек. Соответственно, для того, чтобы обеспечить всё-таки финансовыми ресурсами рост экономики, прежде всего, этих денег в России, что предполагает Центральный банк делать? В частности, форекс-дилеры жалуются, что они проигрывают.

Эльвира Набиуллина:

– С помощью, видимо, удалённой идентификации, я думаю, потому что этот вопрос нам задавали форекс-дилеры. Мы не готовы поддерживать вовлечение наших граждан в деятельности по торговле разными валютами между собой. Мы считаем, что здесь много рисков. И действительно законодатель принял нормы, закон принят, по которому деятельность в России форекс-дилеров регулируется. И там есть защита прав потребителей, что гражданин не может потерять больше, чем он вложил. Безусловно, это такая деятельность по торговле валютами, которая может легко проводиться в офшорных юрисдикциях. Это и происходит. Мы офшорные юрисдикции здесь регулировать не можем, но мониторим эту ситуацию, и не видим, что есть большой рост в последние годы вовлечения граждан в эту деятельность. Меры, стимулирующие развитие этой деятельности, еще раз, мы не намерены предпринимать, и мы выступаем против того, чтобы форекс-дилерам давать возможность удаленной идентификации. Мы считаем, что нужно развивать более производительные, продуктивные виды финансовой деятельности.

Выступление от фракции Валерия Гартунга:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Наша фракция не так позитивно оценивает деятельность Центрального банка, как "Единая Россия", и вот почему.

Любое регулирование сектора, деятельность любого сектора (а сектор финансовых услуг – это всё-таки услуги), он оценивается по соотношению цена – качество. Я с этой точки зрения смотрю на качество работы Центрального банка и того сектора, который вы регулируете.

Давайте посмотрим на цену. Расходы на санацию и декапитализацию банков – полтора трлн руб. только в этом году. Я уже не вспоминаю вам те полтора трлн, которые с 2009 года по 2014 год были там оставлены, и в промежуток до прошлого года ещё было там порядка полутора трлн оставлено. То есть очень дорогое удовольствие.

Дальше. Стоимость ОСАГО растёт? Растёт для граждан. Давайте теперь посмотрим, сколько стоит кредитование экономики. Реальная стоимость кредитования экономики, она оценивается очень просто – средняя стоимость долгосрочных кредитов минус инфляция. Посмотрим, как она изменилась с 2014 года по 2018 год. Она выросла с 4% (это дельта) до 7,5%. То есть для экономики страны тоже дорого обошлось. Для государства, подчёркиваю, дорого, для экономики дорого. Может для граждан это хорошо?

Посмотрите, сколько стоит потребительский кредит. Я не говорю сейчас про микрофинансовые организации, там вообще запредельные ставки. Но мы увидим, что порядка 15% реальная стоимость потребительских кредитов даже в больших банках. То есть получается очень дорогое удовольствие. Теперь давайте посмотрим на качество. О качестве этой сфере говорят уже как бы такие вещи, как валютная ипотека. Последствия того решения, когда ЦБ в ночь на 16 декабря 2014 года поднял ключевую ставку, мы до сих пор сейчас расхлебываем. Валютная ипотека. Десятки тысяч людей оказались в критичной ситуации, многие из них потеряли единственное жилье. И, да, сейчас работает программа по поддержке валютных ипотечников. И спасибо, ЦБ здесь участвует и помогает, и ликвидирует эти последствия, но еще много людей осталось, для которых эта проблема не решена, и мы хотели увидеть, что вы дальше в этом направлении делаете.

Дальше. Отзыв лицензии у "Югры". Я не берусь оценивать, как там вел себя собственник банка, но с точки зрения регулятора, давайте посмотрим, а что бы произошло, если бы вы не отзывали лицензию, а приняли бы другие меры, которые вы потом приняли совершенно справедливо? И вы сейчас оцениваете и говорите, что если бы вы отозвали лицензию у трех следующих банков, то потери для экономики были бы гораздо больше. Почему вы этот анализ не провели до того, как вы отобрали лицензию у "Югры"?

Я уверен абсолютно, что если бы тогда не было отзыва лицензии у "Югры", то потери для экономики были бы гораздо меньше для государства, не было бы этих полутора трлн рублей, было бы гораздо меньше.

К сожалению, на ошибках учатся, не делает ошибок только тот, кто ничего не делает, мы понимаем, но хотелось бы тогда, раз уж вы сделали выводы из этого, то тогда, почему десятки тысяч вкладчиков "Югры" сегодня сидят без денег? Есть ситуации, когда семья продала единственное жилье, положила деньги в банк, должна была оплатить сделку покупки нового жилья и тут деньги пропали. Семьи, в которых малолетние дети, инвалиды, пенсионеры, они остались ни с чем на улице.

Я понимаю, что теперь вы принимаете меры, и мы позитивно оцениваем ваши намерения расширить систему страхования вкладов, действительно, но давайте сделаем что-то для тех ситуаций, которые уже случились. Мы ждем от вас решения в этом направлении.

Страхование договоров долевого участия. Здесь целое совещание проводили, здесь сколько было обманутых дольщиков, но напоминаю, что все договора эти были застрахованы, деньги были собраны. Сколько было выплат? Может быть, одна или две из десятков тысяч людей, которые пострадали. Я понимаю, что теперь вы меры приняли, теперь другая система, все работает нормально, но давайте вернемся, а что же с теми деньгами делать? Я вам задавал эти вопросы на комитете, хотелось бы, чтобы вы всё-таки какие-то решения нашли.

А что делать этим людям, которым сегодня никто не может помочь? А у них страховки есть. Хотя бы в том объеме средств, который страховые компании собрали, давайте поможем обманутым дольщикам. И тогда мы поймем, что вы сделали работу над ошибками и минимизировали ущерб от своих действий.

Дальше. Какие у нас предложения? Прежде всего, конечно же, если вы не готовы так радикально снижать учетную ставку, давайте по-другому действовать. Давайте будем выделять экономике средства целевые, причем не на уровне 7,25% ключевой ставки. У вас, вы же сами говорите, что инфляция 2,8%, да? Добавьте маржу 3%, под 5,8%, под 6% можно давать, например, на ипотеку, связанные деньги. На ипотеку, пожалуйста, вы сразу оживите строительство.

Дальше. Лизинг российского оборудования и российской техники. Лизинговым компаниям, пожалуйста, давайте. Вы опять поддержите российского товаропроизводителя, это связанные деньги, они не уйдут на рынок никуда, ни на какой форекс, ни на какие счета, ни на какую валюту не уйдут.

Следующее предложение – автокредитование. Поддерживайте за счет минимальных ставок, опять же, автомобили российского производства.

Дальше. Кредитование оборотных средств предприятий, которые работают в государственной программе импортозамещения, есть перечень, Правительством установлены все критерии, пожалуйста, финансируйте. У них оборотных средств нет, они просто не проводят программ, потому что нет денег.

Дальше. Поддержка экспорта. Если бы эти предложения вы дали, тогда к вам бы вопросов не было. Конечно, вы, когда вам задают вопросы про экономический рост, вы говорите, ну мы же не Правительство. А мы и не задаем вам вопросы по Правительству, мы говорим, что вы как Центральный банк могли бы сделать. Вот вам предложения, пожалуйста. Поэтому наша фракция критично относится к деятельности ЦБ, к отчету, который нам представлен. Мы считаем, что ЦБ не все сделал, что мог, для развития экономики, и мы готовы изменить свое отношение, если вы прислушаетесь к нашим предложениям, поменяете свою политику и внесёте более весомый вклад в развитие экономики. А пока мы оцениваем отрицательно вашу политику. Спасибо.

Заключительное слово Анатолия Аксакова:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим.ред.)! Уважаемые коллеги! В предыдущие годы мы предлагали только принять к сведению отчёт Центрального банка. Сейчас мы также предлагаем принять к сведению отчет Центрального банка за 2017 год, но при этом в этом же проекте предлагается ряд рекомендаций.

Во-первых, мы согласны с тем, что стабилизация инфляции на целевом уровне это очень важно для развития экономики и это рекомендация в проекте постановления зафиксирована. Но при этом мы считаем необходимым и предлагаем Центральному банку перейти уже к нейтральной денежно-кредитной политике, то есть реальные ставки, ставка ключевая от Центрального банка должна быть ближе к уровню инфляции, то есть разрыв между инфляцией и ключевой должен быть не более 2-2,5%, о чем сам Центральный банк не раз заявлял.

Мы также считаем необходимым отметить, что Центральный банк своими инструментами должен поддерживать малый и средний бизнес и при этом мы обратили внимание еще в ходе дискуссии, что закон о секьюритизации активов, в том числе, предоставленных малому и среднему бизнесу, принятый еще в 2013 году не работает. То есть превращение кредитов в ценные бумаги, которые могли позволить привлечь дополнительное финансирование на поддержку малого и среднего бизнеса. И вот нам сообща вместе с ЦБ либо надо поменять законодательство, посмотреть, что там подкорректировать необходимо, либо Центральный банк нормативными актами должен так прописать свои документы, чтобы эта процедура была запущена.

Многие меры, которые необходимо осуществить и о которых здесь сегодня говорилось, связанные с поддержкой приоритетных направлений экономики, требуют согласованной работы Центрального банка и Правительства. Поэтому мы в проекте постановления зафиксировали как раз рекомендации, в том числе, и Правительства, чтобы они скоординировано работали, в том числе, описывая инструментарий Центрального банка, который позволил бы активнее финансировать приоритетные направления нашей экономики.

При этом мы обращаем внимание на необходимость Правительству не осуществлять действия, направленные на повышение инфляции потребительских цен. В связи с этим, конечно, возникает вопрос – насколько с Центральным банком посоветовались при повышении налога на добавленную стоимость? Возникает ощущение, что не посоветовались, по крайней мере, не учли его мнение. И здесь как раз возникает вопрос о необходимости большей координации действий денежного регулятора с Правительством. И ещё ряд предложений, которые, на наш взгляд, могли бы улучшить надзорную политику, регуляторную политику.